Продукция отечественных сельхозпроизводителей становится все более популярной в других странах. При финансовой поддержке со стороны государства и вложениях в науку Россия может стать одним из лидеров поставок на мировой рынок широкой линейки продуктов питания. О проблемах, которые необходимо решить для поддержания этого тренда, а также об устойчивом социально-экономическом развитии АПК и формировании новой экономической модели функционирования аграрного сектора рассказывает Иван Ушачев, научный руководитель Федерального научного центра аграрной экономики и развития сельских территорий, академик Российской академии наук, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

ИНВЕСТИЦИИ В РАЗВИТИЕ НЕДОСТАТОЧНЫ

Развитие экспортного потенциала возможно на основе наращивания производственной базы российского агропромышленного комплекса. Основным правовым документом, который регулирует этот вопрос, является Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на период до 2025 г. Составной частью в нее входит федеральный проект «Экспорт продукции АПК», в числе его главных задач – создание новой товарной массы, в том числе продукции с высокой добавленной стоимостью, путем технического перевооружения и инновационного развития нашей отрасли.

Иван Ушачев

Иван Ушачев

Однако когда мы проанализировали целевые показатели новой редакции этой государственной программы, они вызвали у нас определенную настороженность.

Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что запланированный индекс физического объема инвестиций в основной капитал сельского хозяйства предусмотрен в размере всего 21,8% за восемь лет. В среднем в год это составляет около 2,5%, в то время как, согласно базовому прогнозу Министерства экономического развития Российской Федерации, в этот период в целом по экономике прирост инвестиций в основной капитал составит в среднем 6,1% в год. Такие темпы роста инвестиций явно недостаточны для комплексного технико-технологического перевооружения отрасли и повышения ее конкурентоспособности. Сейчас в программе заявлен весьма скромный прирост в 16,2% к 2025 г. от уровня 2017 г. Это примерно 2%, или в два раза ниже, чем были среднегодовые

темпы роста в предыдущие пять лет – с 2013 по 2017 г.

В программе – увеличение объема располагаемых ресурсов домашних хозяйств в сельской местности примерно на 16% по сравнению с 2017 г. С учетом инфляции, произойдет снижение доходов сельского населения практически на четверть, что повлияет на трудовую активность и спрос, а следовательно и на жизненный уровень людей.

Еще одна проблема – финансовое обеспечение Государственной программы. Речь идет о неравномерности и недостаточности заложенных в ней финансовых ресурсов. В программе предусмотрено выделение средств из федерального бюджета в первые три года в среднем по 300 млрд руб. в год, затем в 2022-2024 гг. рост – до 377 млрд руб., а в 2025 г. – спад до 300 млрд руб., и это в текущих ценах. В ценах 2018 г. объем ассигнований из федерального бюджета в 2025 г. сократится с учетом инфляции почти на треть.

Судя по обозначенным цифрам, какой-то экономической обоснованности и соотношения с темпами роста производства не наблюдается. По нашим же расчетам, для реализации программы потребовалось бы увеличить ее финансирование как минимум в 1,5 раза в сопоставимом исчислении. Реализация нынешнего инерционного сценария развития сельского хозяйства с указанными объемами господдержки, с низким уровнем развития рыночной инфраструктуры, существующими заградительными барьерами по продвижению отечественной продукции на внешние рынки может привести к недовыполнению целевого показателя по экспорту, как минимум, на 10 млрд долл., при целевом показателе 45 млрд долл.

ЭКСПОРТ: ДРАЙВЕРЫ РОСТА

Еще в 1842 г. председатель Вольного экономического общества России Николай Мордвинов писал: «Необходимо переменить вывоз из России хлебного зерна, вывозить мукой, крупой и макаронами в бочках». Наша страна до сих пор продолжает вывозить сырье в виде зерна. При этом следует отметить, что, согласно региональному проекту, товаропроизводители Орловской области планируют нарастить экспорт готовой продукции с высокой добавленной стоимостью почти в шесть раз. Это исключительно положительный факт.

Говоря о перспективах развития агропромышленного производства и наращивании продукции с высокой добавленной стоимостью, необходимо учитывать рациональное соотношение развития таких отраслей, как растениеводство и животноводство. Согласно Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, рост продукции растениеводства к 2025 г. составит 18% к уровню 2017-го, а животноводства – всего 11%. Учитывая, что животноводческая продукция является продукцией более высоких переделов, ускоренное развитие животноводства, по нашим оценкам, темпами не менее 3,5-4% в год могло бы стать драйвером российского экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью и достижения целевого индикатора по экспорту 45 млрд долл.

С 2014 г., с начала политики импортозамещения, во внешней торговле сельскохозяйственной продукцией и продовольствием Российской Федерации произошли существенные изменения. В 2018 г. по сравнению с 2014-м объемы экспортных поставок увеличились на 31%, а импортных, наоборот, больше чем на четверть сократились. В 2018 г. экспорт достиг почти 25 млрд долл. (прирост по сравнению с 2017 г. составил 20,2%), импорт составил 29,6 млрд долл. (прирост по сравнению с 2017 г. составил всего 2,4%). В результате сальдо внешней торговли осталось отрицательным, но его размер за пять лет сократился почти в 4,5 раза.

При этом по товарам нижних переделов российские экспортеры перешли от отрицательного сальдо во внешней торговле к положительному, главным образом за счет экспорта зерна. По товарам средних переделов нашей стране удалось лишь существенно сократить отрицательное сальдо, главным образом за счет наращивания экспорта мяса и растительного масла. В том что касается товаров верхнего передела, сальдо остается отрицательным и практически без изменений. До сих пор в Россию ввозится продукция АПК с высокой степенью переработки на 10 млрд долл., а экспортируется их нашей страны – всего на 3 млрд долл., то есть в три раза меньше.

КАК ОБЕСПЕЧИТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ АПК?

К другим аспектам наращивания экспортного потенциала России относится конкурентоспособность аграрной продукции, которая во многом обусловливается эффективностью ее производства, и не только экономической, а прежде всего технологической. В формирующемся многополярном мире складываются 4 главных центра научного прогресса: США – 35% мировых расходов на работы, направленные на получение новых знаний и практическое применение при создании нового изделия или технологии, Европейский союз – 24%, Япония и Китай – примерно по 12% на НИОКР. К сожалению, Российская Федерация в группу лидеров не входит. На долю России приходится менее 2% мировых расходов на научные исследования. Таким образом, наша страна отстает от США по расходам на НИОКР в 13 раз. Вместе с тем на перспективу задача состоит в том, чтобы перейти к опережающим темпам разработки научно-технических решений в агропромышленном производстве. В числе основных направлений научно-технического прогресса и инноваций следует выделить ряд технологий: точного сельского хозяйства на основе электроники и робототехники, ускоренной селекции и семеноводства, племенного дела, развития органического и почвосберегающего сельского хозяйства, производства функционального питания с лечебными и профилактическими свойствами, полной локальной утилизации отходов сельскохозяйственного производства и другие. Эти направления могут быть реализованы, если удастся обеспечить достаточными ресурсами федеральную научно- техническую программу развития сельского хозяйства до 2025 г. К сожалению, в настоящий момент утверждены лишь две подпрограммы: в отношении семенного картофеля и сахарной свеклы. Но и они финансируются недостаточно.

Если рассматривать конкурентоспособность с точки зрения цены, то в последние годы снижение курса рубля привело к тому, что по многим видам сельхозпродукции наша страна находится на одном уровне по ценам с ведущими мировыми экспортерами. Я не говорю о зерновых культурах, на которые российские аграрии традиционно могут предложить более низкие цены, чем конкуренты. Но даже если говорить о животноводстве, то, например, в 2018 г. российские экспортные цены на мясо птицы находились на сопоставимом с США уровне – 1037 долл. за тонну. По свинине экспортные цены составляли 2024 долл. за тонну – это минимальная цена среди основных стран-экспортеров данной продукции. Например, в США и Германии стоимость тонны свинины составляет 2500 долл., почти на четверть дороже. В то же время сравнение цен производителей сельскохозяйственной продукции нашей страны и ведущих стран-экспортеров показывает, что по многим видам сельхозпродукции цены отечественных производителей значительно превышают цены наших зарубежных коллег.

ДЕМОНОПОЛИЗАЦИЯ И КООПЕРАЦИЯ

Только наиболее высокотехнологичные компании, постоянно работающие над снижением издержек, могут в настоящее время уверенно чувствовать себя на внешнем рынке. Вот почему политика по наращиванию экспорта должна быть более инклюзивной и затрагивать все формы хозяйствования, чтобы истории успеха в экспорте были не у отдельных крупных компаний, а у АПК в целом.

Министерством сельского хозяйства России планируется заключение специальных соглашений о наращивании объемов производства и экспорта продукции лишь с сотней компаний агропродовольственного сектора.

На наш взгляд, в процесс развития экспорта необходимо вовлекать как можно более широкий круг производителей, в том числе и малые формы хозяйствования. В этом ведущую роль должна сыграть кооперация с целью формирования товарных экспортных партий продукции. Интересный эксперимент по объединению сельских товаропроизводителей в этом направлении проводится в Орловской области.

Крайне необходимо создать крупную национальную трейдинговую логистическую структуру, которая могла бы составить конкуренцию транснациональным торговым сетям, монополизировавшим международную торговлю сельскохозяйственным сырьем и продовольствием. Необходимо учитывать еще и риски, которые угрожают наращиванию экспорта. Это – ужесточение ветеринарных, фитосанитарных, технических и прочих требований, изменения законодательства стран-импортеров, ограничивающие импорт, неблагополучная эпизоотическая ситуация в РФ и другие факторы.

ВНУТРЕННИЙ СПРОС НА ПРОДОВОЛЬСТВИЕ

Необходимо обратить особое внимание на достижение оптимального баланса между двумя национальными приоритетами – наращиванием экспортного потенциала и насыщением внутреннего рынка для обеспечения продовольственной безопасности страны, которая осуществляется при условии доступности гражданам продовольствия в объемах не меньше рациональных норм потребления, необходимых для активного и здорового образа жизни. Вместе с тем спрос на продовольствие остается под давлением динамики реальных располагаемых доходов населения, которые все еще остаются ниже уровня 2013 г. В связи со снижением реальных доходов населения и продовольственной инфляцией расходы на питание российских семей растут. Удельный вес трат на питание в бюджете 10% самых малообеспеченных семей достигает 48%. В результате потребление на душу населения молока и молочных продуктов продолжает сокращаться: в 2018 г. оно было на 20 кг меньше, чем в 2013-м. Доля граждан, потребляющих меньше рациональных норм по рыбе, составляет 50%. Особенно остро эти проблемы стоят в социально незащищенных группах граждан. Вот почему обеспечение продовольственной безопасности в значительной мере будет зависеть от эффективности мер по повышению уровня жизни и доходов нашего населения. Отсюда напрашивается вывод: если мы планируем затратить более 400 млрд руб. на стимулирование вывоза продовольствия за рубеж, то одновременно целесообразно было бы предпринять такие же значительные меры по стимулированию внутреннего спроса на продукты питания, особенно среди малообеспеченных граждан.

Agronovosti.ru

Добавить комментарий

Навигация по записям